Каждый десятый кредит просрочен

По данным национальной ассоциации коллекторских агентств (кстати непонятно, как умудрились создать ассоциацию тех организаций, которых по закону у нас нет) среди 35 миллионов должников восемь миллионов имеют просрочки, а количество должников, не выплачивающих свои долги более 3 месяцев превысило уже пять миллионов человек. То есть практически треть кредитующихся является и просрочившими должниками.

По данным Центробанка у нас на 10 с небольшим триллионов рублей кредитов порядка 1,1 триллиона приходится на просроченные кредиты.

При этом по данным Бюро кредитных историй в 2015 году число просрочек по кредитам по количеству выросло на треть, а по сумме превысило триллион рублей.

Думаем, что в этом году темпы роста только продолжатся. По крайней мере нет никаких причин для их не то что снижения, а хотя бы стабилизации. Так что вполне возможно, что вскоре количество просрочек будет ненамного отставать от количества кредитов.

В связи с этим возникает вопрос: что делать с такой просрочкой. Ведь ясно же, что если люди не могут заплатить сейчас, то и не могут сделать это и в дальнейшем, когда сумма выплат для отдельно взятого должника только будет расти (сам кредит, проценты по нему, штрафы, пени, неустойки). Добровольная по договоренности с банком реструктуризация вряд ли поможет, потому что как показывает практика реструктуризация по нашему означает отнюдь не какие-то «кредитные» каникулы или заморозку выплат на какой то срок, пока должник не «встанет на ноги», а банальное перекредитование, но уже по более высоким ставкам.

При этом более половины зарплаты (пенсии, стипендии) должника взять нельзя. И судебные приставы это прекрасно понимают. А многие должники так вообще безработные или многодетные. Взять имуществом тоже не всегда получается, потому что это как правило очень и очень б/у техника, которую весьма проблематично реализовать, а во вторых, оцениваться это имущество по таким бросовым ценам, что не только не погашает задолженность, но едва покрывает расходы по взысканию.

Тут еще непонятно, какими принципами руководствуются банки выдавая большие кредиты людям, у которых зарплата едва превышает прожиточный минимум, да еще имеются дети и жены, сидящие с этими детьми

Можно, конечно, заставить судебных приставов работать пожестче или все также слабо реагировать на коллекторов (вернее реагировать только в очень уж вопиющих случаях). Но это тут же приведет к возрастанию социальной напряженности. Так что как ни крути, а банкам все таки иной раз легче будет списывать небольшие просрочки, чтобы хотя бы освободить для работы те деньги, которые в обязательном порядке были зарезервированы под эти самые просроченные кредиты. Но в любом случае для каждого конкретного мелкого бытового заемщика такая ситуация только выгодна. Во первых потому что таких должников с просрочкой становится все больше и до каждого конкретного должника могут банально не дойти руки ни у банка, ни у приставов и такие мелкие задолженности банкам будет проще списать, нежели взыскивать. А во вторых глядишь и государство наконец возьмет на вооружение опыт средневековой Европы и объявлять так называемые «заповедные лета», в которые по велению Римского Папы римского списывались все долги ростовщикам.

Кстати, практика показывает, что многие просрочившие должники все чаще задаются вопросом «не как выплатить?, а «зачем я буду платить?» или еще проще: «не плачу, ну и чё!!!?». По большому счету собственно и ничё. Особенно если нервы крепкие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − десять =