Проблемы предупреждения и противодействия экстремисткой деятельности в информационно – телекоммуникационной сети «Интернет».

Сегодня невозможно отрицать тот факт, что информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет» с каждым днем играет все большую роль в нашей жизни. Однако столь широкая популярность данных коммуникационных сетей привела и к негативным последствиям, одним из таких можно назвать использование экстремисткими организациями Интернета в качестве трибуны для пропаганды своих идей и вербовки новых сторонников.

развернутое определение экстремизма (экстремисткой деятельности) в национальном праве дано в пункте 1 статьи 1 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности», экстремисткая деятельность (экстремизм) это:

– насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

– публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельности;

– возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности ли отношения к религии;

– воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

– воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных или религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

– совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении каких – либо социальной группы;

– пропаганда и публичное демонстрирование нацисткой атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацисткой атрибутикой или символикой до степени смешения;

– публичные призывы к осуществлению указанных деяний, либо массовое распространение заведомо экстремистких материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

– публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

– организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

– финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Необходимо обратить внимание на те его элементы, реализация которых может быть осуществлена с использованием информационно – телекоммуникационной сети «Интернет».

Во первых, это размещение программных документов различных групп, содержащих информацию, побуждающую к насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности России, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности и т.п. в информационно – телекоммуникационной сеть «Интернет» позволяет «легко, безопасно, дешево и без цензуры» распространять любую идеологию по всему миру (в том числе демонстрирование нацисткой атрибутики или символики), что способствует формированию ранее не существовавшего единого неонацисткого, расисткого сообщества, которое вдохновляет своих членов на совершение актов насилия.

Во вторых, активно используются участниками террористких и экстремистких организаций информационные ресурсы Интернета, позволяющие быстро и без дополнительных затрат найти разнообразные данные о способах изготовления самодельных взрывных устройств, методах осуществления преступлений террористического характера.

В третьих, экстремисткие группы используют информационно – телекоммуникационную сеть «Интернет» для финансирования своей деятельности  (финансирование сайтов через рекламу, трафики захождения на сайт и т.п.) либо иного содействия в планировании, организации, подготовке и совершении указанных действий (координация действий).

Именно поэтому  особую актуальность приобретает вопрос наличия в российском законодательстве необходимых средств для борьбы с проявлениями экстремизма в Интернете. Уголовное законодательство позволяет привлекать к ответственности физических лиц за распространение некоторых видов «опасной» информации с использованием компьютерных четей, в том числе информационно – телекоммуникационной сети «Интернет».

Однако на сегодняшний день не окончательно решен вопрос, можно ли считать публичными призывы к осуществлению экстремисткой, в том числе террористической, деятельность либо информацию, возбуждающую ненависть или вражду, или оправдывающие терроризм, распространенные в информационно – телекоммуникационной сети «Интернет»? По общему правилу, размещение информации в сети Интернет является публичным, так как данная информация адресована неограниченному кругу лиц. Но как рассматривать случаи, когда опубликование данных происходит в закрытых чатах, на страницах, к которым доступ имеет только строго ограниченное число людей, или рассылка экстремистких писем определенным адресатам? будет ли здесь присутствовать элемент публичности, либо подобные действия можно расценить как аспект свободы слова, или публичность, либо ее отсутствие вообще не будет играть роли при квалификации.

Кроме того, одной из основных проблем, возникающих в связи с расследованием уголовных дел о преступлениях, совершенных с использованием информационно – телекоммуникационной сети «Интернет», является определение субъекта преступления. Если экстремисткая деятельность осуществляется при использовании домашнего «персонального» компьютера, то согласно положениям статьи 53 Федерального закона  от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи», можно использовать информацию, подлежащую включению в базы данных об абонентах операторов связи. Однако таких данных попросту нет, в случае, если, например, информация была размещена при использовании компьютера в так называемых «Интернет-кафе» и «Интернет-клубах». Как в этом случае идентифицировать лицо, которое необходимо привлечь к ответственности? В различных странах принимаются специальные законы, регламентирующие порядок обязательной идентификации пользователей.

Еще одним немаловажным вопросом при рассмотрении дел, связанных с распространением экстремистких материалов в информационно – телекоммуникационной сети «Интернет», является вопрос ответственности модераторов. например, в Швеции установлено, что модераторы форумов могут нести ответственность за размещенную на форумах информацию, более того, они обязаны осуществлять мониторинг поступающих сообщений. Что касается экстремистких сообщений, они должны быть своевременно удалены. неисполнение обязанности по их изъятию считается преступлением и наказывается тюремным заключением на срок от 2 до 6 месяцев. Что касается законодательства Российской Федерации – самостоятельного состава не существует и модераторы могут быть привлечены к уголовной ответственности только в рамках института соучастия, однако, подобной практики в наших судах фактически не существует.

Обращаясь к проблеме ответственности модераторов, стоит также затронуть вопрос уголовной ответственности операторов связи и провайдеров.

Во первых, возникает вопрос, можно ли считать деятельность Интернет-провайдеров «предоставлением для осуществления экстремисткой деятельности иных видов связи, материально-технических средств», как это указано в статье 1 Федерального закона от 25 июля 2991 года №114-Фз «О противодействии экстремисткой деятельности».

Во вторых, определить критерии вменения им ответственности. В мировой практике данный вопрос решен не однозначно, однако, преварирует субъективное вменение: провайдер, предоставляющий «хостинг» знал о содержании информации либо не знал, но по обстоятельствам дела должен был или мог знать об этом. кроме того, вторым критерием привлечения к ответственности является наличие технических возможностей у провайдеров блокировать передачу незаконной информации.  следует, однако, отметить, что для России данный вариант вменения невозможен, потому что юридические лица к уголовной ответственности не привлекаются, следовательно, для привлечения к уголовной ответственности необходимо искать иные механизмы.

Таким образом, фрагментарность и недостаточность национального законодательства в сфере развития и использования глобальных технологий создают препятствия для реализации превентивного потенциала нормативных предписаний, направленных на борьбу с экстремизмом.

Д.В. Межевикин – ведущий специалист – эксперт отдела по делам некоммерческих организаций Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Рязанской области.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 8 =